himeraflora
Это довольно известная городская легенда; звучит она примерно так:

Одна супружеская пара ушла поздним вечером на вечеринку. Детей они оставили с няней. Эта няня была им хорошо знакома, жила по соседству, и они уже неоднократно пользовались ее услугами. Ничто не предвещало беды.
Няня покормила детей ужином, уложила их спать и позвонила родителям. Дело в том, что телевизор был в спальне супругов, а няне было скучно сидеть одной в тишине. Конечно, родители разрешили няне посмотреть телевизор, только не очень громко, и продолжили веселиться. Но потом няня позвонила ещё раз и спросила, можно ли закрыть шторы в спальне, потому что в окно смотрит статуя ангела и няне отчего-то очень страшно.
Услышав это, отец немедленно приказал няне вывести детей из дома и уходить самой, предварительно вызвав полицию.
Дело в том, что никакой статуи ангела у них не было.
Когда полиция прибыла, няня и дети были найдены мёртвыми. Cтатуи ангела поблизости не было обнаружено.

Где это произошло - оставалось тайной до недавнего времени. Известно было лишь то, что это был небольшой американский городок, такой же, как и сотни других. И лишь после того, как застрелился старый мэр Гринбеллса и репортеры одной из главных газет города получили доступ к содержимому письменного стола мэра, выяснились страшные подробности.


Покончившего с собой мэра все знали под именем Вильяма Моррисона, но на самом деле звали его совсем не так. Давно, много лет назад его имя было Джон Хантер, он работал в нотариальной конторе, у него была прелестная жена и двое очаровательных детей - мальчик и девочка. Жена страстно мечтала о большом собственном доме с садом и ухоженной зеленой лужайкой. И Джон Хантер после недолгих поисков сошелся с неким Питером, торговцем недвижимостью, который уверял, что у него есть именно то, что нужно: большой старинный дом, весь увитый зеленью, в прекрасном живописном районе и даже не лишенный некоторого старинного своеобразия. Сам он, Питер, тоже живет практически рядом, а это о многом говорит, не так ли? Ведь любой маклер знает все хорошие и плохие районы наперечет.
Стояла сухая теплая осень, но до заморозков было рукой подать. Когда Джон Хантер и его новый знакомый Питер подъехали к дому, Джон не смог сдержать удивления. Дело было не в доме, хотя он был весьма впечатляющ, как и обещал Питер. На лужайке перед домом стояла статуя ангела высотой почти до окон второго этажа.
Лицо ангела было прекрасно и умиротворенно, крылья сложены за спиной, а на коленях его сидели двое маленьких ангелочков. Один из ангелочков держал на ладошке большую стрекозу, чьи точеные крылья, казалось, трепетали на ветру. Видно было, что это работа очень искусного мастера.
- Чей это дом? --- спросил Джон. - И кто автор этой странной скульптуры?
- Автор умер очень, очень давно,- ответил Питер. - Когда-то это был знаменитый скульптор, но к старости совершенно помешался. У нас часто ставят садовые скульптуры: зайцев там... или гномов... Но такое!..
- Соседи сначала были очень недовольны, но теперь-то давно уже привыкли. Так что с ними проблем не будет. Но согласитесь, место для такой огромной статуи выбрано весьма неудачно. М-да... А дом продает дочь того самого скульптора, его единственная наследница. Она тоже уже очень стара и хочет переехать куда-нибудь поближе к морю.
Они осмотрели дом, и Джону там очень понравилось. В доме пахло на удивление свежо, и не было никаких признаков сырости и затхлости. Если повыбрасывать всю эту cтарую рухлядь, как говорил Питер, площадь дома возрастет чуть ли не вдвое!
Они опять вышли на лужайку и обошли дом кругом. Статуя была очень велика и просматривалась даже с дороги. Питер предлагал за отдельную плату привезти бульдозер и срыть "это недоразумение", но Джон почему-то медлил. Он сказал, что посоветуется с женой, которая собиралась подъехать с детьми поближе к полудню.
Джон и его жена с изумлением глядели, с каким восторгом дети осматривали статую. Дочка даже застенчиво прошептала, что Ангел очень красивый.
Джон обернулся к жене. Она уже осмотрела дом и выглядела полностью удовлетворенной.
- Как тебе это? - спросил Джон, кивком указав на статую.
Жена пожала плечами.
- Если детям нравится, то и мне тоже. Может, это наш ангел-хранитель?
Джон не был особенно религиозен, но, как человек практичный, решил, что и от ангела-хранителя может быть польза.
Стало смеркаться. В такие дни темнеет очень быстро. Жена с детьми сели в машину, чтобы успеть засветло в их арендованные апартаменты.
А Джон с Питером, вольготно расположившись на крыльце, принялись жестко и беспощадно торговаться. О, они оба умели это делать! Но если Джон брал в основном напором и силой воли, то Питер, как хитрый лис, вроде бы со всем соглашался, а потом вдруг совершал какой-нибудь странный ментальный кульбит, и все, казалось бы, уже железные аргументы рассыпались прахом.
- Питер, - сказал Джон после полутора часов изматывающей беседы. - Вы очень хороший продавец. У вас настоящий талант!
- Да какой там талант, - потупился Питер. - Всего лишь опыт… Да и не так я силен в логике, как вы, Джон. Знаете, с кем обычно приходится общаться?..
Питер вздохнул.
- Вот что, Джон, - внезапно предложил Питер. - Не выпить ли нам по стаканчику виски, да не выкурить ли по трубочке? Становится холодно, но посмотрите - как здесь красиво! Не хочется уходить в дом, хотя там наверняка теплее!
Старый пройдоха Питер не упускал ни малейшей возможности подчеркнуть преимущества продаваемого объекта.
Они выпили отменного виски и закурили.
Статуя ангела в полумраке излучала мир и покой.
Подул резкий порывистый ветер. Но на крыльце было так уютно и отчего-то светло, хотя уже наступил вечер.
- Ну, еще по одной!.. И вернемся к нашим делам, - осторожно предложил Питер.
Джон кивнул. Он выехал затемно и ничего не ел с самого утра, к тому же ужасно замерз, но непонятная радость делала его нечувствительным к холоду и голоду. Внезапно он понял, что купит этот дом. Он вспомнил, как светилось лицо жены, и поднялся с крыльца
- Надо бы размять ноги, - сказал он. На самом деле он хотел еще раз обойти дом - теперь уже его дом; там они будут жить долго и счастливо и ,может, заведут еще детей - всем места хватит.
Они вместе с Питером вышли на задний двор и подошли к автомобилю Джона.
- О, я вижу, вы понимающий человек, - с непередаваемым уважением в голосе сказал Питер, увидев на заднем сиденье дорогое охотничье ружье.
- Вам здесь будет нелегко, - продолжал Питер, - здесь, знаете ли, все - охотники, и каждый считает себя лучшим.
- Я неплохо стреляю, - ответил Джон.
- Прострелите одно крыло у стрекозы? - задумчиво спросил Питер. - Если да, обещаю очень неплохую скидку.
Питер взял бумагу и ручку и написал на листке цифру с несколькими нулями.
- Идет - сказал Джон. На секунду в его голове пронеслась мысль, что крыло потом можно будет приклеить обратно, но он с досадой отбросил эти ненужные сантименты. О такой скидке он не мог даже и мечтать! А стрелял Джон, и правда, неплохо.
Он прицелился и выстрелил. На мгновение он будто ослеп, а потом понял, что случилось страшное.
Холод, виски и тяжелые переговоры сделали свое черное дело.
Одним выстрелом Джон снес обе крошечные головки двух ангелочков, сидевших на коленях у большого ангела. Теперь из их изящных шеек хлестали фонтаны багровой крови. Над головой ангела сгустился черный туман.
Еще мгновение - и вся скульптурная группа развалилась на крошечные осколки, а еще через миг осколки превратились в пыль.
Как будто ничего и не было.
Джон посмотрел на Питера, но тот был совершенно спокоен.
- Я вычту из вашего платежа сумму сноса статуи. Согласны? - спросил он Джона.
Джон был голоден, пьян и очень устал, поэтому дальнейшие действия он совершал, как будто в бреду.
Они подписали договор о покупке. Питер посоветовал рассказать жене Джона, что сумасшедшая старуха в последний момент решила выкопать памятник и перевезти его с собой во Флориду (или куда она там собиралась).
- Поверь, Джон, - говорил Питер, - как бы ни понравился твоей жене ангел, но окончательная цена понравится ей намного больше.
Из-за кустов внезапно вышла девочка. На вид ей было лет двенадцать. Она потянула Питера за рукав.
- Пап, - устало сказала она, - мама спрашивает, когда ты вернешься. Ужин стынет.
- Скоро, Мэри, совсем немного осталось, - ответил Питер. - Да, Джон, должен сказать: моя дочь Мэри - лучший бэбиситтер в округе. Не смотрите, что она еще почти ребенок. Она серьезная, практичная, отличная хозяйка и очень любит возиться с малышами. Ни одного нарекания, Джон, за много лет работы! Ни одного! Если вдруг захочется съездить куда-то вечером - лучшей няни вам и не найти.
Джон подумал, что Питер расхваливал свою дочь точно так же, как те дома, что он пытался продать.
- Пожалуй, я пройдусь немного,- сказал он и пьяной походкой пошел в сторону леса. Питер с дочерью остались вдвоем.
- Папа, разве возле этого дома не было большой фигуры ангела? - спросила Мэри.
- Нет! - резко ответил Питер. - То был другой дом.
- А, - безразлично сказала Мэри. - Посмотри, что я нашла в траве.
Находкой оказалась совсем нетронутая стрекоза с изумрудными глазами, сидящая будто бы на части оторванной детской ладони.
- Можно отрезать ладошку с пальчиками и оставить только стрекозу. Она будет очень изящно смотреться на каком-нибудь вазоне с цветами, - сказала Мэри.
- Так и сделаем, - ответил Питер. - Ты умница, дочь. Вся в меня.
Через несколько дней семья Джона Хантера переехала в новый дом. Дети немного расстроились, увидев, что статуя ангела исчезла. Но вскоре вновь развеселились, бегая вверх и вниз по лестницам, поднимаясь на чердак и спускаясь в подпол.
Жена Джона, Люси, была печальна. Она уже узнала от мужа, что хозяйка в последний момент увезла статую, и сразу поняла, что муж ей лжет.
Больше они об этом не говорили.
Как бы то ни было, семья стала жить в этом доме. Он правда был хорош: большой, теплый, светлый, утопающий в зелени.
Они долго пытались жить там счастливо и спокойно. Люси несколько раз говорила, что раз ангел-хранитель покинул их, то и им не стоит здесь оставаться.
Но детям там было хорошо.
Однажды Джон, которому хотелось развеселить вечно печальную супругу, предложил ей поехать на вечеринку, которую устраивали их старые друзья по колледжу. Люси согласилась. Ей было все равно.
Мэри, дочь Питера, уже показала себя отличной няней и подружилась с детьми. Поэтому и в эту ночь Джон и Люси предложили ей немного подзаработать. Мэри, которая действительно была взрослой не по годам, обсудила положенную ей сумму и круг обязанностей, а потом с достоинством согласилась.
Из доставшихся нам записок Джона (то есть, Вильяма) мы, к сожалению, не можем воссоздать всю картину глазами Мэри. Вероятно, она действительно уложила детей
спать и позвонила родителям с просьбой посмотреть кабельное телевидение у них в спальне.
Ну а потом, как всем известно, она увидела в окне статую ангела.
Мэри и дети не успели убежать. Конечно, они пытались. Детей нашли на нижних ступенях лестницы, ведущей на первый этаж. Их маленькие головки были проломлены так, будто они упали, споткнувшись обо что-то.
Мэри в ужасе звонила в полицию.
Но, в самом деле, что может быть бесполезнее полицейского наряда против статуи ангела, явившейся, чтобы убивать?
Как бы то ни было, Джон Хантер вскоре уже давал показания в полицейском участке. Его жена в это время лежала на операционном столе, и знаменитый хирург-кардиолог пытался спасти ее бедное сердце.
Многочисленные свидетели подтвердили алиби супругов Хантер.
А в полицейском участке осталась запись звонка от Мэри: "Эта статуя!.. Она смотрит на меня!.. Уберите ее, мне страшно! Она... Она движется!.. Она идет сюда!!! О, господи, нет!!!"
Говорили, что даже опытные полицейские не могли дослушать эту запись до конца. Такой ужас звучал в последнем крике Мэри.
И Питер, и Джон вскоре исчезли из города, будто их никогда и не было. Судя по записям, найденным в столе многоуважаемого мэра Вильяма Моррисона, затеряться - что в большом городе, что в маленьком городишке в те далекие времена было не очень сложно - достаточно просто сменить имя, кое-какие документы, ну и, конечно, иметь связи в определенных кругах.
Джон со временем стал таким законопослушным гражданином, что в итоге занял кресло мэра города Гринбеллс.
Пожалуй, ни одна воскресная проповедь не обошлась без славословий в адрес такого щедрого прихожанина.
Питер даже не стал менять имя. Зачем? Его ведь полностью оправдали. Десятки свидетелей подтвердили, что он всю ночь провел в баре, перемещаясь между барной стойкой и столом для игры в покер.
Ну, а дочь... Ее ведь уже не вернешь. Да, в некоторых газетах писали, что на груди у мертвой Мэри лежала каменная стрекоза, будто впечатанная в детскую ладошку. Но мало ли, что выдумают эти репортеришки?!
Самое загадочное и необъяснимое произошло с Люси. Она два года провела в психиатрической больнице, а после полной реабилитации внезапно стала скульптором и уехала куда-то на другой конец страны.
Говорят, ее творения вызывали у зрителей какое-то необъяснимое волнение. Поэтому ее признали большим, хоть и поздно раскрывшимся талантом. Неожиданно Люси обрела определенную известность.
Но никто из прошлых знакомых не общался с ней. Она жестко обрывала все попытки наладить прежнюю дружбу.
И с Джоном они больше никогда не виделись.
Но говорят, незадолго до его самоубийства Джон получил странный подарок: в большом, грубо сколоченном, но хорошо укрепленном ящике стоял какой-то высокий предмет, обернутый черной непроницаемой пленкой.
Мэр Гринбеллса, Вильям Моррисон, брезгливо скривился и приказал унести ящик в свой кабинет.
Через несколько часов он застрелился.

@темы: Urban Legeds 2015